27.10.2020

Хесус Хиль. “Атлетико”, негры, коррупция и геи.

Сан –Рафаэл. Гостиничный комплекс, Сеговия, что находится в Испании. 500 человек, приглашённых на празднование, немного разгорячены алкоголем. Повод отличный: гигант розничной торговли Spar из Голландии уже 9 лет ведет бизнес на Пиренейском полуострове. Планировалось, что торжества пройдут с размахом: на вечеринку были приглашены заместитель мэра Сеговии Мануэль Мосакула и мэр города Эль-Эспинар Антонио Васкес Апарисио. Все ВИПы собрались в новом зале, построенном с опережением срока; немыслимо в те времена! Играла приятная музыка, поданная форель и креветки еще не успели остыть, как вдруг неожиданно послышался громкий треск. Крыша здания обвалилась, похоронив под собой 58 человек и оставив увечья еще 147. Повсюду валялись обломки строительных материалов и останки человеческих тел – жуткое зрелище. По словам экспертов, бетон в новой части просто не успел застыть, что привело к обрушению здания, а перед тем, как начать работы, их даже не согласовали с архитектором и не передали ему план здания. Творцов сего шедевра неминуемо ждала уголовная ответственность, но только не истинного владельца фирмы, ведущего строительство.

Его арестовали и посадили в тюрьму, но там он настроил поставку контрабандных товаров и был отправлен под домашний арест. Потом, конечно, состоялся «камбэк» в испанские казематы, но тут пришло письмо о помиловании, подписанное самим генералом Франко. Всё дело в том, что покровителем горе – строителя был испанский министр туризма, имевший прямой доступ к диктатору и смог отмазать молодого, но уже понявшего эту жизнь бизнесмена.

Этим предпринимателем был человек по фамилии Хиль – строительный гигант, мошенник и президент футбольного клуба «Атлетико», в который он, конечно, попал незаконно. Хесус любил футбол не так как мы с вами; его чувства заканчивались там, где появлялась возможность срубить денег. С одной стороны, «красно – белые» был его любимой игрушкой, а с другой – способом заработка и возможностью пополнить свои личные карманы преступным путём. Его влияние и схемы по управлению клубом были настолько продуманными и юридически обоснованными, что вернуть власть «сосьос» клуба не могли еще добрый десяток лет после смерти магната.

Но обо всём по порядку.

Власть. И ничего больше.

Хиль, не использующий в своём лексиконе слово «невозможно», знакомится с легендой мадридцев в честь которого назван стадион «Кольчонерос» – Висенте Кальдероном. Видимо, полукриминальный элемент настолько впечатлил знаменитого испанца, что уже через 4 месяца Хесус становится одним из «сосьос» – опосредованных владельцев «Атлетико». К сожалению, жизнь у всех оканчивается одним – смертью. Так и получилось у Кальдерона, а “красно – белым” стал нужен вожак, ведущий команду к новым достижениям. Пока конкуренты думали, как повысить свои шансы на победу – в голове комбинатора Хиля уже созрел план.

«Матрансики» соскучились по большим победам – в частности, по финишу в чемпионате первыми. Последнее такое достижение было у клуба в 1977 году – ровно за 10 лет до смерти Кальдерона. Клубу нужен был новый стимул и толчок в развитии, а для этого был необходим яркий игрок и лидер на поле. А как на счёт того, чтобы привезти в Мадрид Пауло Футре – молодого футболиста, талантом не уступающему Марадоне, блиставшему на полях в 80 – х годах? Ну как Вам такое, «сосьос»? Выберете ли вы человека, который привезёт игрока такого уровня? Конечно. Это и был главный козырь Хиля.

Португалец Футре

Если кто вдруг не помнит, то по такой же схеме действовал Флорентино Перес, во времена «Зиданов и Павонов», таки привёзший кучу звёзд на «сливочную» сторону столицы Испании. Научился он ей, несомненно, у дедушки Хесуса.

За пару дней до голосования Хиль запрыгивает в частный самолёт и отправляется в главный офис «Порту», которому принадлежали права на футболиста. Обладая выдающейся харизмой, а также внушительный котлетой денег, Хиль быстро получает одобрение португальцев на ведение переговоров с игроком. Далее он отправляется в Милан, где находится Футре вместе со всей командой; там проходит маленький международный турнир. Долго уговаривать португальца не пришлось и в ночь перед выборами, на вечеринке, полной «сосьос» Атлетико, Футре уже приветствует поклонников улыбкой в 32 зуба. Шалость удалась.

Естественно, что на следующий день большинство голосов отдаётся Хилю, который становится 27 – ым президентом «Атлетико» из Мадрида. Самым властным и, возможно, одним из самых безбашенных руководителей в истории мирового футбола.

В ночь, после голосования, управляющий делами секретарь «Атлетико» Хосе Хулио Карраскоса, по правилам демократии хотел подвести подсчёт бюллетеней, о чём он и сказал Хилю. «Брось их в реку, потому что это последний раз, когда в этом клубе проводятся выборы», – последовал ответ.

Так в «Атлетико» началась новая эра. Нет, «Матрасники» не стали машиной по добыче трофеев, как надеялись фанаты, обрадованные подписанием Футре. Клуб вступил в эру Хесуса Хиля–коррупции, расизма, гомофобии и ряда других замечательных вещей, презираемых в современном обществе.

Меня с детства учили, что негры – это негры.

За всю свою жизнь Хиль наговорил на несколько пожизненных сроков, электрических стульев и административных штрафов вперёд. Он не стеснялся уничижительно называть судей геями, категорически не хотел брать представителей нетрадиционной сексуальной ориентации. Так, например, у “Атлетико” был возможность взять в команду Юргена Клинсманна – топового нападающего. Переговоры шли очень активно, игрок уже был готов подписать контракт, но добрая птичка шепнула Хилю, что футболист падок на мужчин – и все контакты махом прекратились.

Для Хесуса слово “гей” было оскорблением. Кажется, что он буквально ненавидел судей и исполнил детскую мечту стадионов постсоветского времени – в прямом эфире назвал рефери пидорасом. Дело было после проигранного в 1989 году финала Кубка УЕФА против “Фиорентины”. Игру судил Мишель Вортро, признанный лучшим арбитром в 88 и 89 годах. Начудил он прилично – и пушка правды имени Хиля не заставила себя ждать. «Меня ничуть не удивило его судейство… Дело не в том, что он фея – он педик. Я точно знаю, что итальянцы обнаружили у этого рефери белокурого мальчика с голубыми глазами », – возмущался руководитель “матрасников”. Правда УЕФА не оценило его прямоту и выписала ему бан в 18 месяцев.
На педика он не похож.

Наравне с геями, Хиль ненавидел и афроамериканцев, афроевропейцев и прочих афро. После матча Лиги чемпионов с “Аяксом”, в котором играли Бабангида, Клюйверт и несколько других персонажей, с отличной от европейцев цветом кожи, Хиль разрядил своё говномёт на полную. «Черные игроки в Аяксе – это выглядело как ФК “ Конго”, при всем уважении. Вы смотрели в одну сторону, там четыре черных парня разминались, вы смотрели в другую сторону, их было уже пять, а на поле было еще три. Черные парни появлялись повсюду”. Футбольный расистский Бог наказал Хиля вылетом от амстердамцев на стадии четвертьфинала, а решающий гол в дополнительное время забил Бабангида.

Но самое интересное, что президенту “Атлетико” было вообще без разницы, какой негр играет на поле. Даже в его собственной команде он мог отчехвостить чернокожего футболиста. Вот так он думал о Валенсии, игроке “Атлетико”:

“Его дело – разгружать ящики с рыбой на рынке, а не играть в футбол. Собираюсь отрезать этому нигеру его чёрную башку и приделать белую. Я очень от него устал “ . Еще, конечно, там были различные слова в адрес всего рода Валенсии, дядь, пап и самыми мягкими выражениями там были «сука» и «грязная тварь».
Валенсия, да не тот.

Хотя даже тех, кто не выделялся на поле никак, Хиль мог “похвалить” добрым словом. В день столетия клуба, “Атлетико” проигрывает слабой “Осасуне”. Короткая фраза Хесуса, которая характеризовала его отношение к команде в тот вечер:

“Надоело терпеть этих «профессионалов», зарабатывающих состояния. Некоторые игроки не заслуживают того, чтобы жить”.

Дядя Гинер переодевайся, мы тебя узнали.

Представляете какой бы хайп поднялся в нынешние времена? Думается, что его распяли бы прямо перед той камерой, которая засняла любой спич Хесуса Хиля. Но он всегда был искренним и говорил то, что думал. С его популярностью, он действительно мог быть Богом, как сам про себя и сказал.

Если деньги есть, значит всё ништяк.

Но самым главным для Хиля были деньги – только так он понимал, что его усилия не напрасны. Монетизировать всё и вся – вот его главный принцип по жизни. В 1992 году он с помощью купюр стал не просто рядовым президентом, а владельцем клуба, которому не нужны были выборы. Так что фраза, сказанная той ночью Карраскосе , стала реальностью. Конечно, не обошлось без очередной мутной схемы.
Хиль был одним из первых, кто говорил о необходимости реформ в испанском футболе – в том числе и за счёт привлечения спонсоров. Для получения большего профита необходимо было уходить от бесполезных «сосьос». Клубом должны руководить дяди с деньгами – и вкладывать их в развитие самого клуба. Проще говоря, место болельщиков должны занять акционеры. Лига прислушалась к нему только в 1992 году и то, после принятого правительством Испании закона «О спорте», согласно которому всех участников высшего дивизиона обязали стать «обществами» и раскрыть всю финансовую подноготную. Как ни странно, хуже всех дела были в этом плане у «Атлетико», ведь дав доступ к документам клуб мог оказаться на грани перевода в Сегунду В, как не соответствующий критериям вышеназванного закона. Крах был неизбежен, но не для Хиля, имевшем в закутках своего мозга несколько запасных вариантов, как обойти эту дурацкую бумажку из правительства.

Для начала, он попытался провернуть нехитрую схему с долгами перед ним самим (привет, «Луч» Владивосток) – безналичная система расчётом была далеко не везде, а значит сделать всё было бы слишком просто, ведь нигде не останется и следа. Перед этим, этот долг нужно было признать у «сосьос», которым Хиль вешал лапшу на уши, использовав всё своё обаяние. «Я делаю это только из – за любви к команде и футболу, по-другому нельзя!», – сыпал Хесус рахат – лукум в мешочки для сладостей болельщикам. Вето на такое наложило руководство ЛаЛиги, почуявшее слишком явный запах обмана.

Тогда Хиль перешёл к тяжёлой артиллерии, подняв свои связи в банках, поскольку для доказательства финансовой состоятельности нужно было прийти в Лигу с 14,6 миллионами долларов на руках. Но их не хватило – «Каха Мадрид» отослал дедушку решать свои проблемы самостоятельно. Уже было 6 вечера, крах практически был неминуем… Помощь пришла неожиданно, со стороны президента «врагов» из «Реала». Президент Рамон Мендоса дал контакты нужных людей и один из банков дал свою гарантию на более чем 20 миллиардов песет. Бумажка (а это именно просто бумажка) убедила организаторов соревнований и «Атлетико» начала сезон 1992/1993 в высшем дивизионе.
Мендоса

А схема была проста. Хилю нужно было подтвердить платежеспособность клуба – для этого ему нужны либо наличные, либо очень хорошие люди из банка, предоставившие бы для своего клиента необходимую сумму в случае чего. Или намеревавшиеся бы предоставить – такая штука и называется банковская гарантия. В случае с Хесусом – он вернул её через неделю, но только после того, как лига подтвердила финансовую состоятельность клуба, а владельцем сделала мошенника Хиля, закрепив за ним 95 % выпущенных из принтера акции. Всё в рамках закона. Наверное.

Ещё одной гениальной схемой Хиль воспользовался ещё и благодаря тому, что был мэром курортного городка Марбелья, где так любили отдыхать российские олигархи из 90- х. Передняя часть футболки, где обычно размещены самые главные спонсоры, по мнению Хиля была самой дорогой. Реклама должна была быть источником неплохого дохода. Правда, ни одна компания в мире не готова была вкладывать безумные деньги и преподносить их на блюдечке с голубой каёмочкой своенравному товарищу из Испании. Именно тогда, Хиль взял все финансовые потоки в свои руки. В нормальном мире деньги из бюджета города Марбелья должны были поступить в казну «Атлетико» с пометочкой «за спонсорство». Но это же был финансовый мир имени Хесуса Хиля! В клубе их так и не увидели, ведь вместо этого они были направлены в подконтрольные бизнесмену фирмы, а в последующем обналичены и спрятаны в различных специальных для этого местах. (читай – карманах)

Ну а говорить о том, что игроки получали мизерную зарплату по контракту, а остальную часть жалования со счетов в офшорах – вообще не приходится. Также, как и о продаже прав на футболистов из Африки самому себе – даже тогда, когда игроки уже принадлежали клубу. Цель была одна – выведение активов из «Атлетико». Хесус Хиль пользовался любой возможностью сэкономить, но пополнить свой карман, при этом проворачивая схемы, недоступные глазу обычного человека.

_______________________
«Все, кто разозлился из-за того, что я богат, а « Атлетико » на вершине, могут умереть», – сказал однажды Хиль. В 2004 году он сам отправился в мир иной и теперь, возможно, попав в рай за взятку, смотрит на своих последователей, завернутый во флаг “Атлетико”, как и завещал. При жизни ему не удалось увидеть своё детище в финале Лиги чемпионов, команду с «яйцами» тренера Симеоне, приглашённым им когда – то в клуб в качестве топового опорника. Но он улыбается – ведь он прародитель множества финансовых махинации в футболе. Схемы и деньги – это больше всего волновало его в жизни. И дело его живёт.

0

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*


Генерация пароля