19.09.2020

«Зенит» вылетел из ЛЧ, но лидирует в РПЛ. Анализируем, что происходило с командой с июля по декабрь

Базовая схема и идеи в ней

Летние трансферы лишь точечно усилили «Зенит», поэтому предпосылок к изменению игровой модели не было. Вернее они могли бы быть, поскольку под Малкома состав и схему пришлось бы адаптировать, но бразилец практически всю первую часть чемпионата провёл в лазарете.

4-4-2 конца прошлого сезона в целом сохранилась за исключением одного изменения: правый вингер стал также инвертированным. На этой позиции была наивысшая «текучка» кадров, стоит отметить. Изначально там наигрывался Сутормин, но Алексей проявлял себя крайне пассивно в финальной трети, а также довольно недисциплинированно оборонялся – вспоминается матч с «Оренбургом». После этого Семак начал наигрывать Шатова на данной позиции. Олег хотя бы добавлял качество игре в обороне, но в обострении глобально не делал разницы на контрасте с Суторминым.

Инвертированный правый вингер давал «Зениту» возможность активнее задействовать подключения правого фуллбэка, а также позволял иметь четырёх игроков между линиями, компактно расположенных относительно друг друга. Первое стало использоваться особенно активно с полноценным введением в состав Караваева, который, будучи более техничным игроком, чем Смольников, лучше обрабатывает диагонали и работает с мячом на скорости. Вячеслав имеет 6-й показатель ожидаемых ассистов на 90 минут в команде (0,19 согласно UnderStat), если брать выборку из игр в РПЛ – выше него из фуллбэков только Жирков. Его высокая позиция помогала также и при построении атак.

Шатов ушёл в центр, освободив фланг Караваеву, куда и последовал пас.

Плотность между линиями соперника же нужна была затем, чтобы иметь возможность задействовать не только фланги в билд-ап’е. Пример на видео.

Под конец первой части сезона Семак начал проводить небольшие эксперименты с ролями Сантоса и Дриусси. Дело в том, что обоим игрокам комфортнее играть в полуфланге, но в большинстве матчей Дуглас был вынужден занимать преимущественно широкую позицию, поскольку Себастьян двигался в полуфланге, а то и центре поля. Особенность игры бразильца в полуфланге заключается в том, что в этой зоне он может вести игру как плеймейкер, а также тащить мяч на дриблинге куда более активно, чем при широком расположении во фланге.

Как пример можно привести матч с тульским «Арсеналом», где Сантос вышел в центре поля, но действовал преимущественно именно в левом полупространстве. В этом матче он совершил 5 успешных обводок из 6 попыток, что стало лучшим результатом для бразильца в первой половине сезона.

Карта обводок Сантоса в том матче. Не все они сделаны именно в левом полупространстве, но всё равно она довольна показательна.

Ещё в матче с «Рубином» Семак прибегнул к ассиметричной расстановке, чтобы сбалансировать вклад Дриусси и Дугласа в позиционных атаках. В целом посмотреть, как работала структура «Зенита» в концовке первой части сезона можно на данном видео.

Наконец, кроссы Оздоева. Пожалуй, тренд в навесах от восьмёрок Сергей Богданович также подхватил крайне удачно, а Магомед (уверен, что во многом через специализированный тренировочный процесс) здорово эту идею воплотил на поле. Из последнего можно вспомнить его голевую в матче с ЦСКА, к примеру. Всего полузащитник «Зенита» выполнил 44 навеса во всех клубных турнирах за минувшую часть сезона, из которых 20 были точными. Это очень высокий показатель, говорящий о качестве как самой идеи, так и исполнения. Для тех, кто хочет ознакомиться подробнее, оставляю видео.

Важна идея с навесами Оздоева ещё и потому, что у «Зенита» наблюдается явный кадровый дисбаланс на флангах. Слева сосредоточена основная концентрация плеймейкеров на разных участках поля: Ракицкий, Сантос, Дриусси. Справа же есть Караваев, но он всё-таки не добавляет многого кроме рывков за спину и навесов, то есть его умения применимы к именно игре в финальной трети, зависимы от удачного розыгрыша мяча партнёрами. Иванович куда более ограничен в пассинговых возможностях относительно Ракицкого. Позиция правого вингера, как я уже отмечал, максимально нестабильна, да и уровень игроков, выступающих на ней, всё-таки ниже уровня того же Дриусси. От этого всего страдает разнообразие и Оздоев своими подключениями как раз его вносит.

Насколько это сработало?

Игровая модель «Сине-Бело-Голубых» приобрела новые детали, но всё равно пока что в позиционных атаках нет значительного прогресса на контрасте с прошлым сезоном, а вернее, его второй частью.

Если сравнить статистические показатели то значительное изменение можно заметить только в количестве передач за владение. В целом оно мало что значит, поскольку и процент длинных передач, и средняя длина паса остались примерно теми же, плюс это подкрепляется визуальным контекстом: «Зенит» не стал играть более комбинационно и разнообразно. Команда всё ещё забивает в основном в переходных фазах, немалую роль играют стандарты.

Однако за счёт более качественных фуллбэков, как-никак, но развившейся структуры, удалось сделать главное – освободить Дзюбу от огромной нагрузки в продвижении мяча, во всяком случае в позиционных атаках. Артём получил моментов уже на 10,08 xG, показал отличную реализацию, забив 11 голов. За весь же прошлый сезон он приблизился к отметке в 8,58 xG и отличился 8 раз. Учитывая серьёзный андерперформинг Азмуна, который недобрал 4 мяча относительно ожидаемых, такая форма Дзюбы очень во многом помогла «Зениту» добиться тех результатов, что получились на выходе. Да и в голевых передачах Артём также преуспел: 9 ассистов при 6,15 xA – оба лучшие показатели по команде.

Итог следующий: за счёт трансферов и дополнительной работе штаба удалось наладить продвижение мяча без огромного вклада в него от Дзюбы, но при этом качество позиционных атак всё равно осталось довольно средним.

Неоднозначность в топ-матчах

Статистика по играм с топ-соперниками в ЛЧ и РПЛ у «Зенита» следующая:

  • 12 матчей
  • 3 ничьи
  • 4 победы
  • 5 поражений

Не буду останавливаться на анализе каждого матча, а выберу два, в которых тренерские решения Семака вызывали вопросы. Первый – против «Локомотива» в чемпионате.

Тут Сергей Богданович сходу пошёл на эксперимент, сыграв 4-3-1-2 без вингеров. Идея состояла в том, чтобы максимально насытить центр и полуфланги, заставив «Локо» обороняться компактно и создавать для своих фуллбэков ситуации 1-в-1. Только вот план этот требовал максимальной свободы для Ракицкого при розыгрышах мяча в начальной стадии, поскольку только он способен отдавать удобные диагонали и продольные вертикальные передачи верхом. Естественно, Ярослава накрывали и в позиционных атаках ничего не особо не получилось. Более того, в обороне Оздоев был вынужден играть правого вингера, хотя сам признавал, что ему крайне неудобно играть на фланге.

В итоге «Зенит» уже в первом тайме был вынужден вернуться к привычной системе игры, а, пропустив гол, сбился на забросы в ужасной структуре.

Возможно, изначальный план как раз смотрелся бы лучше уже во втором тайме. Оздоева можно было бы заменить на Кузяева, которому такая гибридная роль как раз знакома, плюс «Локомотив» подсел бы, у Смолова не было бы столько сил на прессинг – можно было бы использовать его недоработки. Вместо этого Семак прибегнул к достаточно ненадёжному плану изначально, не имея никакого подспорья на случай, если что-то пойдёт не так. «Зенит» тут закономерно проиграл.

Второй – матч с ЦСКА. После удаления Сергей Богданович начал видоизменять игру команды. Вначале Шатов вышел вместо Караваева на правый фланг атаки, Жирков ушёл на позицию левого защитника, Дуглас Сантос занял место правого фуллбэка, а Дриусси был переведён на более привычный левый фланг атаки. Эти изменения слегка противоречат логике навала: Шатов не является качественным подающим или игроком, способным навес замкнуть; при этом Караваев лучше всего навешивает по высокой траектории из глубоких позиций – то, что необходимо при навале.

В интервью после матча Семак подтвердил, что хотел, чтобы команда более методично вскрывала низкий блок ЦСКА через комбинации. Однако это кажется довольно странным решением с учётом того, что большая часть голов из позиционных атак у «Зенита» приходит через фланговые атаки и навесы/прострелы. Вместо этого Сергей Богданович потребовал от своей команды комбинации, стенки на ограниченном пространстве, игру через смещения от Сантоса в центр при том, что на фланге с ним играл не чистый вингер Шатов, который не давал необходимую ширину. На качественный план Б это явно не тянет.

Исходя из анализа этих двух матчей, можно сделать вывод о том, что Семаку не хватает на топ-матчи дополнительного плана, возможно, даже со сменой схемы. Более того, в различных стрессовых ситуациях он принимает далеко не самые эффективные решения, как можно заметить.

Отдельно об ЛЧ

Нельзя сказать, что «Зенит» в Лиге Чемпионов провалился. Были весьма уверенные победы над «Бенфикой» и «Лионом» дома, с тем же «Лионом» более чем равная ничья в гостях. Да, обе игры с «Лейпцигом» были проиграны, но объективно забирать у немцев очки у других команд получалось во многом за счёт везения в реализации как у своих ворот, так и у чужих.

Провальным был только матч с «Бенфикой» в гостях, что неудивительно в целом. Да, была очень непростая кадровая ситуация, но к ней тренерский штаб был готов задолго до самой игры. Опять же никак не была решена проблема того, что при переводах мяча проседали фланги, из-за чего португальцы могли навешивать из удобных точек. Никак не была решена проблема выхода в атаку – «Зенит» играл в той же системе, что и обычно, но без ключевых для нее Дриусси и Ракицкого. Похоже, Семак рассчитывал, что не проиграть получится, просто сыграв в свой футбол, но такого не произошло. Возможно, в самом штабе необходима замена кого-то из помощников на более опытного специалиста, более глубоко понимающего тонкости больших матчей.

Итог

«Зенит» в первой части сезона 19/20 прибавил в продвижении мяча, Дзюба вернулся к роли форварда, больше вовлечённого в завершение, в которой провёл крайне результативный для своей карьеры отрезок. Его форма в совокупности с данной тактической модификацией маскировала проблемы впереди, позволила пройти стабильно дистанцию в чемпионате (не без хоть какого-то вклада и от Азмуна, правда).

Тем не менее, в качестве позиционных атак, разнообразию планов на игру в больших матчах всё ещё надо прибавлять. Кажется, что текущая модель игры постепенно себя изживает, поскольку в ней искать баланс становится труднее. Более того, резерв в виде Малкома и Кокорина потребует от Семака перемен, как минимум, потому что в 4-4-2 с Малкомом и Дриусси команда будет крайне уязвима в обороне.

Телеграм-канал автора
0

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*


Генерация пароля